Не знаете ли, что бегущие на ристалище бегут все, но один получает награду? Так бегите, чтобы получить.
Все подвижники воздерживаются от всего: те для получения венца тленного, а мы - нетленного.
И потому я бегу не так, как на неверное, бьюсь не так, чтобы только бить воздух;
но усмиряю и порабощаю тело мое, дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным. (1Кор.9:24-27)

Неслучайно в довольно пространный девиз выбраны слова ап.Павла о состязаниях, но для того , чтобы показать, что главная задача отдела не просто само по себе проведение различных спортивных мероприятий, но приведение таким образом молодежи к духовным состязаниям и совершенствованиям!


Вот прекрасный комментарий на приведенную цитату Новозаветного Писания А.П.Лопухина (СПб 1913, т.3 стр.67,68):
В рассматриваемом заключении 9-й главы апостол прежде всего ставит на вид что и сам легко бы мог лишиться спасения, если бы захотел отступить с дороги самоотречения.

24 Чтобы ближе представить пониманию читателей эту, постоянно преследующую его мысль о будущей награде, апостол сравнивает свое положение с положением лиц, участвовавших в так называемых истмийских играх. Эти игры происходили в Коринфе через каждые два года и, подобно древнегреческим играм (олимпийским, немейским), состояли из пяти упражнений: прыганье, метанье диска, беге на перегонки, кулачной и простой борьбе. Вся Греция с живейшим участием относилась к этим играм и победитель был приветствуем всеобщим восторгом. Во время своего двухлетнего пребывания в Коринфе на этих играх мог присутствовать и ап. Павел. Он вспоминает только о беге в перегонки и кулачной борьбе.

Бегут все, но один получает награду, т. е. много есть охотников получить на ристалище награду, многие бегут к цели, но только один кто-нибудь, особенно сильный в вере, получает награду.

Так бегите, т. е. подобно этому сильнейшему бегуну, собравши все свои силы, и только в таком случае вы получите (многие, конечно, а не один) небесную награду от Праведного Судьи. Бег коринфян, конечно, должен состоять в упражнениях духовных и, преимущественно, в самоотречении.

25 Уже за десять месяцев до игр, участники их начинали подготовляться к ним и при этом вели очень воздержанный образ жизни, чтобы каким-либо излишеством не ослабить свое тело. Эта воздержанность соблюдалась не только в отношении к недозволенным наслаждениям, но и к таким, какие были допустимы с нравственной точки зрения. Так и христианин должен воздерживаться не только от греховных радостей, но и от такой, которая сопровождается или может сопровождаться потерею времени или ослаблением нравственной силы. И это тем более обязательно для христианина, что он получает в награду не простой венок из листьев — символ всеобщей похвалы человеческой, а венец нетленный.

26-27 Я бегу, т. е. стремлюсь все дальше и дальше по пути христианского самоусовершенствования (ср. Фил 3:13,14).

Не так, как на неверное, т. е. не так, чтобы не иметь в виду определенной цели и не видеть ясно пути, ведущего к этой цели.

Бьюсь. Апостол здесь имеет в виду кулачную борьбу, в которой удары наносятся в грудь противника, чтобы повалить его на землю, а не расточаются даром, мимо.

Усмиряю... тело мое. Вот тот противник, на которого падают удары апостола! Он имеет здесь в виду свой телесный организм (не плоть, как седалище греха), который он подвергает всяким лишениям, чтобы сделать его послушным орудием в своих руках. Вместо усмиряю, или, точнее, сваливаю ударом кулака (ὑποπιάζω2) некоторые кодексы читают: разбиваю или подставляю синяки под глаза (ὑπωπιάζω3). Кажется, второе чтение более отвечает предшествующему выражению: бьюсь. Апостол обозначает этим словом (ὑπωπιάζω) все лишения, каким он подвергал свое тело — ночную работу для добывания себе пропитания и пр. (ср. 2 Кор 6:4,5;11:23-27Деян 20:34,35).

Дабы, проповедуя другим, самому не остаться недостойным. Но все эти подвиги апостола в его глазах не представляют собою чего-либо особенного. Это просто дело необходимости. Без них он сам мог лишиться той награды, к получению которой он возбуждал других.

Христианскому пастырю, стремящемуся спасать других, не следует забывать и о собственном спасении, которое требует от него личных подвигов воздержания. И не только ему, как герольду, приглашающему на борьбу (проповедую — κηρύσσω), но и всем христианам, следует помнить, что жизнь христианина должна быть постоянной борьбою человека даже с естественными своими склонностями, как скоро для человека является опасность увлечься желаниями мира. Борьба с ветхим человеком (Рим 6:6) должна вестись с неослабевающей энергией в течение всей жизни христианина и при этом вести ее надо умеючи, по всем правилам духовной борьбы, для того, чтобы достичь желанного успеха.